Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Как можно толково управлять наукой

2 146

Управление наукой – это не игрушка для дураков и карьеристов

Абсолютное большинство научных сотрудников не занимается наукой совсем, а всеми правдами и неправдами зарабатывает себе деньги. Для этого обманывается руководство страны и придумываются упрощённые критерии оценки деятельности...

 

К проблеме управления наукой: цели и методы

Автор – Владимир Голубев

Формулировка проблемы

Цель науки – поиски истины. Ответ на вопрос, что истинно, а что нет, даёт практика. Но в реальности часто происходит другое. Человек изобретает свои субъективные законы и основывает на них социальную практику. Человеку свойственно ошибаться. Изобретённое им («антропогенные» законы) часто оказывается противоречащим объективным законам. Свидетельство этому – весь негатив истории человечества, в особенности, войны.

Другой аспект проблемы: не поиски истины, а удовлетворение потребностей движут человеком. Так появляются не отвечающие естеству законы. Яркий пример: закон либерализма – возвышение потребностей (имеются в виду «низшие потребности»), извращающий природу человека.

Работа научного сотрудника оценивается по формальным критериям (число публикаций, индекс цитирования и т.п.). Но наиболее продвинутые в этом аспекте исследования, которые больше других финансируются, могут также оказаться ошибочными. Однако выявляется это намного позже. Средства на исследования оказываются затраченными впустую. Наоборот, «новое» не цитируется, не признаётся, не финансируется, а достойная научная карьера для носителей «нового» недостижима.

Остановимся ещё на одном аспекте. Когда науки ещё не было (в её современном понимании), человечество изобретало мифы. Таковы все религии. Их живучесть, несмотря на успехи наук, свидетельство того, что в человеке по-прежнему сильно иррациональное начало. Всё это в совокупности обусловливает всё более распространяющееся критическое отношение к науке. Но другого способа поиска истины, кроме науки, нет. Поэтому приходится мириться с её несовершенством, имея в виду, что ошибочные построения науки в будущем будут выявлены и исправлены.

Итак, цель науки – открывать «новое» для познания мира и человека и для практического использования. Цель управления наукой – повысить эффективность данного процесса. В данном сообщении обсуждаются проблемные вопросы современной науки и методы их решения; обосновываются индексы успешности научного сотрудника и качества научной работы.

Управление наукой – это не игрушка для дураков и карьеристов

 

Траектория естественно-гуманитарного синтеза

Обсудим некоторые актуальные вопросы российской науки, в особенности, в области естественно-гуманитарного синтеза. Конечно, автор не может говорить от имени всей науки. Поэтому ограничимся, возможно, субъективными суждениями о том, что происходит в российской науке, вообще; и в области изучения глобальной системы природа-человек-общество, в частности – ограничиться своего рода эмпирическими обобщениями.

Первое обобщение: клановость в науке и, как следствие, консерватизм. Главный лозунг, действующий на всех уровнях научной лестницы: «дорогу своим» и « не пускать чужих». Если ты не входишь в когорту избранных и их приближённых, то твоя научная карьера – путь с тысячью препятствиями. А об академической карьере (быть избранным в члены Академии) вообще забудь.

Этот принцип всеобщ. Академические журналы уже давно превратились в своего рода «междусобойчики», публикующие «своих» или тех, чьи работы не противоречат «своим». На научных трибунах засилье «своих», многим из которых вообще нечего сказать. В члены РАН обычно выбирают «своих» – тех, кто всю жизнь делал академическую карьеру, имеющую весьма косвенное отношение к научной. Конечно, среди академиков есть зачинатели новых наук, научных направлений и научных школ. Но их – меньшинство. В то же время многие незаурядные учёные, делавшие научную (а не академическую) карьеру, в члены Академии не попадают.

В итоге, имеем кризис российской науки. Засилье «своих» неизбежно ведёт к тому, что всякое «новое» встречается в штыки. Положение зачинателя «нового» ненадёжно, он всегда «подвешен», от него требуют чего-то другого – его направление не признаётся, не развивается, не финансируется. И если его новации всё-таки признаются (с большим опозданием), то перехватываются «своими». Зачинатель же замалчивается.

Неспособность «своих» открывать «новое» имеет следствием пережёвывание задов зарубежной науки, преклонение перед Западом (неужели это – неистребимая родовая черта российской интеллигенции, вообще?!). И это притом, что многие разработки отечественных «не своих» намного опережают западную науку. Между тем, налицо высокомерие Запада – там работы российских учёных (за редким исключением) не цитируются, не переводятся.

Второе обобщение: заблуждения в науке. Человеку свойственно ошибаться. Свои ошибки он переносит в науку. Так рождаются ложные концепции и теории, негативно влияющие на человечество. Это имеет особое значение применительно к гуманитарным наукам, на основе построений которых зачастую происходит социальное конструирование.

Если ошибочные построения в естественных науках исправляются последующими исследованиями без особого ущерба для человека, то в гуманитарных науках такие построения могут негативным образом изменить природу общества – вопреки «правильным» законам. Ярчайший пример этого – всё, что происходило в России в ХХ веке и происходит сейчас. Коммунизм – это утопия, а его построение было провозглашено государственной идеологией. Либерализм – это исторически прошедшее, а реформы в посткоммунистической России происходят по либеральному сценарию. Лженаука, её политические интерпретаторы (к тому же они – непрофессионалы или полупрофессионалы) – злейшие враги прогресса.

Третье обобщение: невостребованность науки. Это приводит к весьма печальным последствиям. У России формально отсутствует государственная идеология и основанная на ней стратегия развития. Имеющиеся же разработки в области стратегии («Стратегия-2020» и предполагаемые будущие стратегии) осуществляются либеральными экономистами и поэтому в принципе не могут отвечать эволюционным требованиям современности. Альтернативные стратегии не принимаются во внимание. Если бы при проведении реформ 90-х годов прошлого века учитывались последние достижения науки, то не было бы ни шоковой терапии и олигархата в России, ни майдана и последующих событий на Украине.

Этими обобщениями негативного характера пока и ограничимся. «Правильное» управление наукой обеспечит преодоление указанных негативных её аспектов. Рассмотрим некоторые обобщения позитивного характера.

Четвёртое обобщение: генеральное развитие науки о человеке и социуме в ХХI веке – естественно-гуманитарный синтез. Наука предполагает существование своего теоретического аппарата, количественных законов и методов исследования. Когда этого нет, то имеем дело всего лишь с преднауками – науками качественного знания. Таковы гуманитарные науки. Естественно-гуманитарный синтез особо значим, если иметь в виду, что на основе гуманитарных построений ведётся социальное конструирование. Синтез придаст конструированию объективный научный характер.

Пятое обобщение: наука о человеке (человековедение) – главная наука ХХI века. Человек в ХХI веке становится главной производительной силой, движителем прогресса. Между тем, главной науки – науки о человеке – практически нет.

Величайший мыслитель всех времён Л.Н. Толстой писал по этому поводу следующее (в работе «Так что же нам делать?): «…без науки о том, в чём назначение и благо человека, не может быть никаких настоящих наук и искусств, ибо предметов наук и искусств бесчисленное множество (я подчёркиваю слово бесчисленное, так как понимаю его в точном значении); и без знания того, в чём состоит назначение и благо всех людей, нет возможности выбора в этом бесконечном количестве предметов, и потому без этого знания все остальные знания и искусства становятся, как они и сделались у нас, праздной и вредной забавой…»

Качество человека определяется тем, насколько его жизнь отвечает объективным социоприродным законам. Эти законы выявляются наукой о человеке – человековедением (человекознанием). Многочисленные подходы к проблеме человека носят по преимуществу качественный характер. Эта проблема широко представлена в философии, социологии, психологии и других гуманитарных науках. Исследования человека методами естественных наук носят, как правило, фрагментарный характер.

Человековедение – это, прежде всего, естественно-гуманитарный синтез [1]. На основе его законов формируется научно обоснованное мировоззрение. Человек, обладающий таким мировоззрением, сознательно ведёт строй своей жизни. Он стремится к гармонии с самим собой, обществом и природой. Цель человековедения – познать природу человека, его место в природе и обществе, его предназначение. Тем самым способствовать формированию поколения сполна удовлетворённых жизнью людей.

Если же человек не знает, почему и зачем он появился, в чём смысл его жизни, какова эволюционно обусловленная траектория развития его и социума, то он не может быть сполна удовлетворён жизнью. Отсюда рождаются социальный хаос и ощущение бессмысленности жизни.

Шестое обобщение: социогуманитарное просвещение как синтез образования и воспитания. Для этого потребуются глубинные изменения существующих систем воспитания и образования, их новый синтез. Назовём такой синтез социогуманитарным просвещением [1,2].

Обычно считается, что воспитание и образование имеет одну цель – всестороннее развитие человека. Но тем самым как бы утрачивается специфика каждого из процессов – воспитательного и образовательного. Полагаем, что всё-таки имеется определённая специфика целей воспитания и образования. Воспитание – это процесс гармоничного развития человека. Цель образования – не просто получение знаний, но формирование «правильного», то есть научно обоснованного, мировоззрения. В совокупности это формирует «человека гармоничного».

Воспитание и образование сопряжены, взаимно влияют друг на друга – между ними существуют прямая и обратная связи. Правильное воспитание развивает способности к обучению. В свою очередь, овладение научным мировоззрением в результате обучения способствуют гармоничному развитию личности.

Седьмое обобщение: от экономического роста к гуманизации экономики и развитию. Экономический рост (с целью роста потребления и увеличения прибыли владельцев капитала) уже не может рассматриваться как критерий развития. Таким критерием становится рост национального богатства (в обобщённом смысле), включающего, наряду с физическим капиталом, другие – человеческий, социальный, природный, культурный, демографический, финансовый [2,3]. Национальное богатство является потенциалом экосоциогуманитарного развития. Тем самым экономика рассматривается уже не как цель, а как средство гармоничного развития человека, социума и природы. От либеральной к социогуманитарной экономике – такова новая траектория ХХI века. Концепция гуманизации экономики может рассматриваться как развитие «философии хозяйства» русского учёного ХХ века С.Н. Булгакова.

Восьмое обобщение: от охраны к гуманизации окружающей среды. Противоположность «естественная биосфера – искусственная (управляемая) биосфера» разрешается на основе гуманизации окружающей среды [2]. Регулируемая биосфера включает в себя гармоничное сочетание природного и антропогенного компонентов. Регулирование означает управление внешними механизмами функционирования биосферы (выбросами СО2 в атмосферу, промышленными и бытовыми отходами и др.) и ограниченное разумное вмешательство в её внутренние механизмы (сохранение биоразнообразия, экохозяйство, как сотворчество человека и природы: посадка лесов, аквафермы, заповедное дело и др.)[4].

Итак, главная проблема современной науки – её гуманизация с тем, чтобы она служила интересам человека. Пока в большей степени она служит интересам государства и власти. Особенно прискорбно видеть её обслуживающей военно-промышленный комплекс. Разоружение, мир на Земле – всё это подвластно науке, которая выявляет законы развития. Всеобщая гармония, разрешение противоположностей через их гармонический синтез – таков истинный закон развития [2]. А не «борьба» противоположностей, следуя которой человечество заблудилось. Яркий пример: Украина, где «борьба» противоположностей (вступать в Европейский или в Таможенный Союз) уже привела к человеческим жертвам и всеобъемлющей деградации.

Мир ожидает социогуманитарный переход [5], когда в центре развития окажется «человек гармоничный» – человек творческий, человек совершенствующийся. Что это будет так, косвенно свидетельствует следующее. Земля не получает из космоса сигналов других более развитых цивилизаций. Они уже «выросли из детства»: отказавшись от экспансии в космос, они занялись благоустройством своего природного Дома и своего внутреннего мира.

Управление наукой – это не игрушка для дураков и карьеристов

 

О реформировании в науке

Вопрос о реформировании РАН уже неоднократно запускался в широкую общественность. Но создаётся впечатление, что дискуссия ведётся зачастую по частным вопросам. В годы реформ 90-х годов учёных и науку в целом власть обрекла на нищенское существование. Одновременно были открыты все двери для отъезда учёных на Запад. В результате «утечки мозгов» российская наука понесла неисчислимые потери. Страна лишилась талантливых учёных и, как следствие, перспектив на ускоренное инновационное развитие. Запад же без всяких усилий получил человеческий капитал высокого качества.

«Утечка мозгов» имеет в основном материальную подоплёку: невозможность молодому человеку строить свою жизнь из-за низкой оплаты труда учёных. Молодёжь не идёт в науку также из-за низкого престижа данной профессии, а ещё потому, что отсутствуют нормальные стимулы для карьерного роста. Ибо, как правило, в академики избираются на основе «академической», а не научной карьеры. Следствием данных факторов является качество научных исследований – Нобелевских лауреатов в посткоммунистической России почти нет.

Какая же реформа в действительности нужна?

Суть её может быть определена лишь одним способом – в зависимости от цели реформирования. Если же цель не ясна или она формулируется в неоднозначных терминах, то реформа идёт по известному правилу: хотели как лучше, а получили как всегда.

Цель науки – изучать природу, общество и человека, открывать «новое». Цель реформы – повысить эффективность этого процесса: совершенствовать структуру РАН, повышать качество научной работы и квалификацию научных сотрудников. Существуют, по крайней мере, три проблемы, требующие решения:

1. Структура РАН.

2. Управление наукой.

3. Критерии оценки научных исследований.

Структура РАН архаична и крайне недемократична. Членами Академии считаются только академики и члены-корреспонденты. Все же остальные – всего лишь наёмные работники; в их числе, и те, кто в основном и движет науку – доктора и кандидаты наук. Выбирают же в академики и члены-корреспонденты сами члены Академии. Это всё равно, как если бы в Госдуму выбирал не народ, а сами думцы.

Конечно, Академия – не Дума. Но как Дума представляет народ, так и Академия – научных работников, которые, соответственно, и должны её избирать. При существующей процедуре выборы не имеют демократического характера. Общее собрание РАН, где происходят выборы, просто не в силах объективно оценить вклад конкретного кандидата в науку. Инновационная траектория развития страны требует новых форм организации науки.

Демократизация подразумевает расширение состава членов Академии: введение в её состав докторов наук. Это означает изменение процедуры академических выборов: член-корреспондентов выдвигают из своего числа и избирают доктора наук, а академиков – член-корреспонденты. При этом более объективно станет оцениваться вклад в науку избираемых учёных. Здесь подчёркивается лишь принципиальная сторона вопроса без обсуждения самой процедуры выборов.

Требуют существенного уточнения критерии выбора в члены академии. Научная работа не должна подменяться, как это зачастую происходит, академической карьерой. Не секрет, что в РАН достаточно «номенклатурных» академиков, которые избраны не по научным, а по карьерным заслугам. Типичный путь в академики – сначала стать директором института или его заместителем и на этом основании получить академическое звание. А потом можно и уйти из больших начальников на спокойное академическое существование. К сожалению, таким карьерным путём часто приходится идти даже незаурядным учёным.

Этот порочный путь к академическим званиям должен быть закрыт. Потребуется осуществить разграничение в руководстве РАН административной и научной функций. Директора академических институтов должны выполнять чисто административные функции и в силу этого уже не избираться в академики. В каждом институте должен быть научный руководитель с наивысшим статусом, ответственный за научную работу. Для придания большей динамичности развитию науки было бы целесообразно установить предельные сроки пребывания на руководящих должностях.

Должны чётко выдерживаться критерии, по которым происходят выборы. В сущности, они просты. Если учёный развил новое научное направление, то он – явный кандидат в член-корреспонденты. Если же им развито несколько новых направление или новая наука, или создана своя научная школа, то он – кандидат в академики. Всё это могло бы способствовать росту качества научной работы и более квалифицированному отбору на научный Олимп, главный критерий которого – научные достижения.

Для реформирования науки важно определение приоритетных научных направлений. Приведём в этом аспекте характерное высказывание академика Э. Галимова (журнал «Ноосфера», №1, 2010): «На самом деле в науке нет приоритетов… В науке приоритет определяют новые идеи, открытие новых законов, в каком бы направлении они ни были сделаны, поскольку научные открытия могут изменить всю систему государственных и хозяйственных приоритетов. Наука индивидуальна и свободна…»

Проще всего было бы с этим согласиться. Но не есть ли такая абсолютная демократия (в определении приоритетности научных направлений) всего лишь констатацией неумения или даже нежелания управлять наукой?! А также оправданием бесперспективных исследований?! Если быть последовательным, то высказывание Э. Галимова означает следующее: никому неизвестно, в какой области знаний будут сделаны научные открытия. Поэтому надо заниматься всем. А это значит – ничем, поскольку «океан незнания» безбрежен.

Определение приоритетных направлений – центральная проблема управления наукой. Но это должно происходить по преимуществу снизу, в академических институтах. А работающие в них академики и член-корреспонденты должны стать лидерами данного процесса. Сверху же, со стороны Президиума РАН, необходимо обеспечить максимально благоприятные условия для проведения приоритетных исследований. Правильная политика в отношении перспективных научных направлений и будет означать способность Президиума РАН управлять наукой. Важные приоритеты в области исследования системы природа-человек-общество следуют из рассмотренных выше эмпирических обобщений 4-8.

Существующая структура институтов РАН достаточно архаична. Разделение институтов по отдельным наукам (математика, физика, геология и т.п.) уже не отвечает требованиям современности, когда главным становится синтез (а не анализ, как на начальном этапе становления наук). Для решения важнейших проблем человечества требуются методы разных наук, универсальные специалисты. Работая же в рамках конкретной науки, институты страдают архаичностью тематик, не всегда связанных с актуальными запросами дня. Ибо наука – не цель, а средство решения реальных проблем жизни.

Теперь жизнью на первый план выдвигаются инновационные системные исследования (методами разных наук) – по проблемам и объектам, а не по отдельным наукам. Поэтому требуется сформулировать наиболее приоритетные проблемы, в решении которых будут задействованы самые разные научные организации. Это, в свою очередь, потребует создания особых структурных подразделений. Те же структуры и лица, которые не вписываются в приоритетные проблемы, по существу, есть субъекты «чистой» науки.

Хорошо известно высказывание: наука – способ удовлетворить собственное любопытство за счёт государства. Почему учёный выбирает зачастую «чистую» науку, далёкую от актуальных проблем, число которых не счесть? «Чистая» наука, конечно, нужна. Но развивать её, кажется, более уместно в ВУЗах, совмещая занятия ею с преподаванием. Не исключено, что «проблемная» и «чистая» наука должны несколько по-разному финансироваться, по-разному оплачиваться и труд в них.

В РАН имеется достаточный опыт проведения исследований по проблемам и объектам. Например, с 1988 г по 1991 г. успешно функционировала «Программа биосферных и экологических исследований АН СССР», в которой приняли участие многие академические институт. Требуется поднять исследования по проблемам и объектам в РАН на принципиально новый уровень. Сформулировать такие проблемы и объекты на основе самоорганизации «снизу» и управления «сверху» – важнейшая задача Академии.

Управление наукой – это не игрушка для дураков и карьеристов

 

Цензура в академических журналах

Цензура – система государственного контроля за печатью и средствами информации. В России цензура массовой информации не допускается. А как решается вопрос о цензуре в академических журналах?

Академические журналы всё более превращаются в своего рода «междусобойчики», публикующие «своих» авторов и те материалы, которые не выходят за рамки традиционных исследований. Метод такого превращения – отзывы анонимных рецензентов на рукописи присылаемых в журналы статей. Рецензентов выбирает сама редакция журналов. Если отзывы отрицательные – статья не публикуется. Если в отзывах содержатся замечания, дальнейшее превращается в малопродуктивную дискуссию с редакцией. Не редки случаи, когда рукопись просто замалчивается.

Как правило, проходными являются публикации «академических профессионалов», которые всю жизнь занимаются одной проблемой и за рамки её редко выходят. Они «всё знают». Их чему-то научили, и они всю жизнь этим занимаются. Всё же «новое» встречается ими в штыки. А ещё чаще – просто замалчивается (что проще). Ибо их цель – сохранить себя в науке. Но не развитие науки, требующее утверждения истинно «нового». Не ремесленники ли они от науки?!

Фактически имеет место цензура со стороны редакции журнала. Рецензент анонимен; автор же (особенно «нетрадиционного») бесправен. Его апелляции (когда они допускаются), как правило, не принимаются во внимание. Редакция руководствуется принципом диалектики – да или нет. Хотя конструктивным является принцип «разумного компромисса» – и да, и нет.

В идеале функция рецензента – отличить истинное от неистинного. Содержательная оценка истинности научных результатов, если и возможна, то требует сложного анализа. Но разве может это сделать рецензент, труд которого к тому же не оплачивается? Особенно, если он «академический профессионал», перегруженный традиционным знанием? Особенно, если в рукописи содержится «новое», которое всегда имеет дискуссионный характер? Не сможет! Это сможет сделать только будущее время. Публикация дискуссионных материалов, возможно, главная функция научных журналов. Ибо в них более вероятно присутствие «нового».

Проблема «нового» и «истинного» в науке решается не сразу, а часто годами. Одна из целей управления наукой – разработать методы скорейшего разрешения этой проблемы, а именно – что из «нового» истинно. Один из таких методов – широкая научная дискуссия относительно «нового» в науке. Она способна снизить остроту проблемы и избежать издержек научного поиска.

Для этого потребуется существенное реформирование академических журналов. В каждом из них должен иметь место раздел «дискуссионные материалы», где публикуется «новое». По этому «новому» проводится научная дискуссия. И если «новое» побеждает, то исследования по данному направлению признаются наиболее актуальными. Тогда в журналах станет меньше традиционных материалов; больше – постановочных, принципиального плана; ещё больше – новых, дискуссионных. Это будет специфический, объективный и эффективный, способ управления наукой.

Приведу знакомый автору пример научного управления через дискуссию. В 70-х годах прошлого века рядом авторов было сформулировано новое научное направление «динамика геохимических процессов». Оно было принято в штыки. В одном их журналов («Геология рудных месторождений») были опубликованы две статьи с критикой данных исследований. В журнале развернулась дискуссия. Она завершилась победой «нового».

Прошло время. Дальнейшие исследования полевых геологов и экспериментаторов подтвердили истинность «нового». И тогда произошло объективно необходимое – новое научное направление было официально признано, вошло в плановые академические исследования, было проведено шесть Всесоюзных симпозиумов по кинетике и динамике геохимических процессов и т.д.

К сожалению, таких примеров мало. Чаще (особенно в наше либеральное время) «новое» с ходу отвергается или замалчивается. Цензура в академических журналах процветает.

Стиль академического журнала (многочисленное цитирование предшественников, особенно, иностранных, обзор их работ и др.) затрудняет публикацию «нового». «Новым» обладает лишь автор, и оно ещё не цитируется. Так, сам автор по образованию физик, кандидат химических и доктор геолого-минералогических наук. Но теперь пишет и как-то публикует (по преимуществу, не в академических журналах) работы по экономике, экологии, социологии, человековедению и др. Может ли он быть «академическим профессионалом» в экономике, экологии и других науках? Вряд ли. Но тогда ему закрыт путь к публикациям в академических журналах (что реально и происходит), следовательно, и к признанию его научной успешности.

Но даже не это главное. Главное, что такой учёный имеет не «замыленный» взгляд на проблемы новой для него науки. Именно его публикации способны двигать эту науку. Но ему-то и нет хода. Как и где ему публиковаться? Научный сотрудник, как и любой человек, свободен. И нельзя препятствовать высказывать ему свою «правду». «Истина» не просто сдаётся. Пусть человек ошибается. И если это будет доказано научной дискуссией, то другие уже не повторят его ошибки.

Используемый в академических журналах аппарат анонимных рецензентов особенно невыносим и, естественно, не демократичен. Между автором и рецензентом должна быть задействована обратная связь, которая в условиях анонимности отсутствует. Как известно, устойчивы и, следовательно, жизнеспособны только системы с обратной связью. Гласный рецензент – одновременно и ответственный рецензент, ибо он отвечает за свой отзыв научной репутацией. Давно бы следовало сделать рецензирование научных статей открытым, а обсуждение дискуссионных вопросов выносить на редколлегию с участием автора.

Работы постановочного плана следует публиковать в разделе «дискуссионные вопросы», который должен иметь каждый журнал. Новые разработки всегда имеют дискуссионный характер. И им необходимо открыть путь. Между тем, уже имеется положительный опыт решения проблемы публикации «нового». Так, издательство URSS успешно выпускает серию «Relata Refero», где публикуемые книги содержат нетрадиционные материалы.

Теперь происходит процесс формирования новой синтетической, системной науки. Её предмет – сложный природный или социальный объект. Описать его можно, только используя методы разных наук. «Системщик» не может быть «академическим профессионалом» одновременно во всех этих науках. Поэтому критерии оценки его работы должны быть другими, чем «академических профессионалов». Другими должны быть и требования к его публикациям.

Назрела необходимость в новых системных научных журналах. Реформирование академических журналов, разработка критериев оценки публикаций, укрепление редколлегий и т.п. – одно из главнейших приоритетных направлений реформирования науки.

Управление наукой – это не игрушка для дураков и карьеристов

 

Индекс успешности научного работника

Чиновники от науки выработали критерии успешности научного работника. Главные среди них: количество публикаций в зарубежных журналах, количество публикаций в ВАКовских журналах, индекс цитируемости. Способна ли успешно развиваться наука, пользующаяся этими критериями? Учитывая сложившуюся реальность, вряд ли. Наоборот, это будет загнивающая наука.

Как известно, прогресс сопровождается ростом структурного разнообразия. Нельзя сводить критерии развития науки всего лишь к нескольким показателям. Наоборот, чем больше этих показателей, чем они разнообразнее, тем объективнее они отражают успешность работника.

Индекс цитируемости мало значим и не может использоваться для оценки качества научной работы. В какой-то степени он отражает успешность работника, но отражает её субъективно. Ибо сам работник участвует (прямо или косвенно) в формировании этого индекса. Зачастую непосредственно он сам просит своих коллег цитировать (к месту, а больше не к месту) его работы.

Используемые критерии оценки работы учёного не достаточны. Отрицается разнообразная жизнь науки. В связи с этим, предлагается индекс успешности (ИУ) научного работника, более объективно отражающий его деятельность. Чем разнообразнее результаты труда научного работника, тем он более успешен – его работа способствует прогрессу науки. Чем больше показателей, характеризующих результаты научной работы, отражено в ИУ, тем он более показателен.

Пусть ri (i = 1,2...n) – набор индикаторов, характеризующих результаты научной работы за фиксированное время (год и др.). Результативность работы G определим формулой:

G = a1r1 + a2r2 + … +anrn                                                       (1)

где ai – постоянные коэффициенты.

Преобразуем формулу следующим образом:

G = a1r1max J1 + a2r2max J2 +… + anrnmaxJn, Ji =ri/rimax        (2)

Здесь Ji – i-я составляющая индекса успешности J, rimax – максимально возможное (наблюдаемое) значение i-го индикатора.

Далее полагаем, что одинаково значим вклад в результаты научной работы максимальных значений каждой из составляющих G (в принципе здесь можно ввести весовые коэффициенты), то есть:

a1r1max = a2r2max =… = anrnmax                                               (3)

Индекс успешности J на основе приведённых формул вводим следующим образом:

J = G/Gmax = 1/n (r1/r1max + r2/r2max + … + rn/rnmax)            (4)

Как видно, индекс успешности – величина безразмерная, меняющаяся по мере роста успешности от нуля до единицы (предельных значений, практически не реализуемых).

Рассмотрим один из возможных способов расчёта J. Выбор того или иного варианта зависит от принятого набора оценочных индикаторов научной работы. Чем их больше, тем полнее и объективнее отражаются результаты научной работы.

В качестве одного из вариантов (а их может быть несколько) выберем следующие индикаторы. Пусть r1 – число опубликованных (за рассматриваемое время, год или др.) работ в ВАКовских журналах, r2 – в зарубежных, r3 – в прочих научных журналах и сборниках, r4 – в популярных изданиях, r5 – число изданных монографий, r6 – научно-популярных книг, r7 – учебных пособий, r8 – число выступлений на научных конференциях, r9 – прочитанных лекций.

Если исследуется научное сообщество (институт и др.) в целом, то максимальные значения каждого из индикаторов rimax находятся непосредственного из данного их набора для каждого из сотрудников. Например, рассчитывается J для всех сотрудников научного института. Тогда значения rimax отвечают наиболее успешному по этому индикатору сотруднику.

Но возможен и другой более простой путь, когда требуется рассчитать индекс успешности отдельного сотрудника без анализа успешности всех сотрудников (для его научного отчёта и др.). Для этого волевым способом надо непосредственно задать индикаторы rimax.

Рассмотрим конкретный пример. Пусть рассчитывается индекс успешности сотрудника по результатам его работы за год. В качестве примера, зададим следующие максимальные значения индикаторов: r1max = 5, r2max = 3, r3max = 10, r4max = 4, r5max = 3, r6max = 2, r7max = 1, r8max = 10, r9max = 100.

Пусть конкретный сотрудник имеет следующие значения индикаторов: r1=3, r2=0, r3=5, r4=1, r5=1, r6=0, r7=0, r8=6, r9=0. Тогда по формуле для J рассчитывается его индекс успешности J = 0,26.

Разработанная методика расчёта индекса успешности обоснована и имеет более объективный характер, чем обычно используемая балльная система оценки научной работы. Перспективно её использование на практике. Вместе с тем, следует отметить всё-таки формальный характер предложенной методики оценки научной работы. Содержательная оценка истинности научных результатов требует более сложного анализа.

Управление наукой – это не игрушка для дураков и карьеристов

 

Индекс качества научной работы

Индекс успешности научного работника является оценкой лишь «количества» научной работы. Не менее, а, пожалуй, более важна оценка качества научных результатов. Оценить качество научной работы весьма непросто, а, по мнению ряда учёных, вообще невозможно. Но ведь есть же всеми признанные выдающиеся учёные, исследования которых оценены уже при их жизни. А премии, государственные и международные! Разве их присуждение не свидетельствует, как правило, о высоком качестве работ их лауреатов?! Значит, проблема всё-таки допускает определённое, пусть частичное, решение.

Проблема не в том, можно или нет оценить качество научной работы. Она – в том, как формализовать эту процедуру. Конечно, проще всего оставаться на точке зрения, что такая формализация невозможна и не нужна. Возможно, это справедливо для практикуемых в научных учреждениях отчётов по работе (за год и др.). Но разве самому учёному не важно знать, насколько значима для науки его работа?!

Российский индекс цитирования (РИНЦ) вряд ли можно использовать для этой цели. Международные индексы (Scopus, Web of Science и пр.), возможно, в большей степени годятся для оценки качества публикаций. Но и они также субъективны и не отражают всю многообразную деятельность учёного.

Обсудим иной подход к решению данной проблемы. В её центре вопрос критерия (критериев) оценки качества научной работы. В общем виде решение этого вопроса содержится в эргодинамике. Качество научной работы тем выше, тем больше её вклад в структурную энергию (национальное богатство в обобщённом смысле) социума; в данном случае, в её составляющую – культурный капитал. Однако пока не ясно, как применить этот общий критерий на практике, особенно, к конкретному исследователю (для науки страны в целом этот вопрос в принципе решается через расчёт культурного капитала и его индекса)

Оставляя для последующего анализа проблему оценки качества конкретной научной публикации (этот вопрос в какой-то степени решается на основе упомянутых выше индексов), рассмотрим возможный подход к оценке качества научной работы конкретного исследователя в целом. Введём, по аналогии с индексом успешности научного работника, индекс качества всей его научной работы на рассматриваемое время – индекс качества научного работника – ИКР.

Учтём наиболее существенные, на наш взгляд, составляющие качества научной работы и их вклад (g) в качество научного работника КР (в условных единицах):

– новое научно-обоснованное мировоззрение – g1;

– новая наука – g2;

– новое явление или новая закономерность (в эксперименте) – g3;

– практическая реализация нового явления – g4;

– новое направление в существующих науках – g5;

– новая научная школа – g6;

– теория нового явления – g7;

– развитие и совершенствование существующих теорий – g8;

– рядовые научные исследования – g9.

Ограничимся девятью (n=9) данными составляющими КНР (вопрос о составляющих и их вкладе может решаться по-разному, что нуждается в особом исследовании). Тогда предельное максимально возможное (идеальное, не реализуемое на практике) значение качества научного работника (КР) будет:

(КР)max = (g1 + g2 + … + gn )                                     (5)

Определим индекс качества j-научного работника как отношение имеющихся в работах данного исследователя m-составляющих КР к максимально возможному их значению:

(ИКР)j = (КР)j/(КР)max = (gj1 + gj2 +…+ gjm )/(g1 + g2 + … + gn)             (6)

Пусть, например, индивид установил в процессе своей научной работы новое явление, развил его теорию и, естественно, вёл рядовые исследования. Тогда ИКР для него будет:

ИКР = (g3 + g7 + g9 )/(g1 + g2 +…+ gn)                     (7)

Для практических расчётов ИКР требуется задать значения gi (i = 1,2,…n). Для этого надо учесть «вес» каждой из этих составляющих в суммарной величине (КР)maх. Данный вопрос нуждается в специальном исследовании. Ограничимся лишь иллюстративным примером, задавшись «весами» gi по следующей формуле:

gi = (10 – i) g0 , (i = 1,2,…n)                                       (8)

Тогда будем иметь:

ИКР = [(10–1)+(10–2)+…+(10–m)]/[(10–1)+(10–2)+…+(10–n)]              (9)

Для рассмотренного выше примера научного работника (открывшего новое явление) найдём по формуле (6.9) ИКР = 0,24.

Суммарную оценку научной деятельности по индексу труда учёного ИТ предлагаем рассматривать как среднее арифметическое частных индекса успешности ИУ и индекса качества ИКР:

ИТ = (ИУ + ИКР)/2                                                   (10)

ИТ характеризует как производительность труда научного работника (индекс ИУ), так и итог всей его научной деятельности. В частности, для рассмотренного в данном и предыдущем параграфе примере имеем ИТ = 0,25.

Конечно, предлагаемый подход является лишь введением в сложную проблему количественной оценки научной деятельности. Но он демонстрирует возможность критериальной оценки работы учёного. В частности, такая оценка позволит на более объективной основе избирать членов РАН.

Управление наукой – это не игрушка для дураков и карьеристов

 

О балльной оценке научной работы

Как разработанный подход соотносится с применяемой на практике балльной оценкой научной работы? Индекс успешности и индекс качества научного работника строятся на основе определённого теоретического аппарата. Но откуда берутся баллы и их численные значения (30, 15, 10 и т.д.) для оценки разного рода научных результатов, абсолютно непонятно. И если в предложенных индексах не удаётся избежать определённой доли субъективизма, то баллы – ультра субъективны.

Следует отметить, что набор показателей, по которым ведётся оценка результативности научного работника, с годами менялся, причём в неблагоприятном направлении. Так, если в индивидуальных показателях результативности научной деятельности в институтах РАН за 2006-2007 гг. использовалось 14 показателей, то за 2014-2015 гг. – лишь 5.

Тем самым всё менее учитывается разнообразная жизнь науки. Рост разнообразия – это прогресс, и наоборот. Чем разнообразнее результаты труда научного работника, тем он более успешен. И чем больше набор индикаторов, по которым оценивается научная работа, тем более показательна такая оценка. В предложенных автором индексах могут быть учтены практически все стороны деятельности учёного.

Обсудим конкретно, что нам предлагают разработчики балльной системы в качестве индивидуальных показателей результативности за 2014-2015 гг. За опубликованные статьи в ВАК-журналах начисляется 15 баллов, а в иностранных – уже 30 баллов. Это ли не унижение российской науки, преклонение перед Западом (неистребимая черта российской действительности)?! Далее, статьи, опубликованные в любых других журналах или сборниках научных трудов, вообще не учитываются.

Получается, что, если один сотрудник опубликовал какое-то число статей в разных изданиях, а другой вообще ничего не опубликовал, то их труд оценивается одинаково.

Тем самым не учитываются не только важные научные публикации (особенно, если учесть, что в ВАК-журналах царствует научная цензура, что неблагоприятно сказывается на качестве публикаций), но и научно-популярные. А популяризация науки чрезвычайно важна, об этом говорится на всех уровнях. Также оказывается, что не нужно заниматься научно-общественной деятельностью – публикациями в газетах и других общественных изданиях, выступлениях в ненаучной аудитории и т.п.

Ещё более поразительная картина с докладами на научных конференциях. Учитываются лишь «заказные» доклады и сделанные на пленарных заседаниях. А основная работа конференций (особенно, высокого ранга) происходит на секциях, круглых столах и др. Получается: участие в последних мероприятиях – напрасный труд.

Этими сторонами научной деятельности, плюс опубликованные монографии (которые почему-то оцениваются недостаточно – малыми баллами) и ограничивается официальная оценка результативности работы учёного в РАН.

Не учитываются такие важные стороны деятельности учёного, как преподавание, научное руководство соискателями учёных степеней и дипломниками, написание учеников и учебных пособий (отнесение их к монографиям сомнительно). Заметим, что в более ранних вариантах оценки результативности (до появления ФАНО?) эти компоненты рассматривались, но опять-таки в балльном варианте. Не учитывается и самый, может быть, важный аспект – практические приложения научных исследований.

Констатируем: число баллов за разного рода результаты работы научного сотрудника устанавливаются произвольно. Учитываются лишь некоторые стороны научной деятельности. Другие, не менее важные аспекты научной работы, игнорируются. Чрезмерен субъективизм данного подхода. Балльная оценка разработана людьми, далёкими от реальной жизни науки и не понимающими существа научной деятельности.

Если результативность по-прежнему будет оцениваться в каких-то непонятных баллах (уже одно это дискредитирует науку), то вряд ли такая наука будет развивающейся. Скорее, она будет загнивающей.

Управление наукой – это не игрушка для дураков и карьеристов

 

Заключение

Перефразируем известное высказывание «нет ничего практичнее хорошего управления». Управление в соответствии с объективными законами социоприродного развития решает многие проблемы: эффективность научных исследований, их качество, выбор приоритетов и др.

Пора ввести в практику управление наукой с помощью дискуссий и научно обоснованных индексов успешности научного работника и качества научной работы. Решение обсуждаемых проблем будет способствовать росту эффективности научного творчества.

 

Литература

1. Голубев В.С., Кураков А.Л., Тимирясова А.В. «Человековедение: учебно-методическое пособие». М., ИАЭП; Казань, Познание, 2014.

2. Голубев В.С. «Природа-человек-общество: развитие и гармония». М., ЛЕНАНД, 2016.

3. Бушуев В.В., Голубев. В.С. «Эргодинамика-экоразвитие-социогуманизм». М., ЛЕНАНД, 2010.

4. В.С. Голубев «Введение в синтетическую эволюционную экологию». М., Папирус Про, 2001.

5. Бушуев В.В., Белогорьев А.М., Голубев В.С. и др. «Кризис 2010-х годов и новая энергетическая цивилизация». М., Энергия, 2013.

В.С. Голубев, д.г.-м.н., главный научный сотрудник Федерального исследовательского центра «Информация и управление» Российской академии наук (ФИЦ ИУ РАН), директор Института глобальных проблем энергоэффективности и экологии

Источник

 

 

Профессор Хасбулатов: политики идут в РАН ради титулов

 

 

Н.В. Левашов о науке и лженауке

 

 

Пётр Гаряев – отзыв о книгах Николая Левашова

 

 

О научном словоблудии и кризисе в науке

 

 

Семейный подряд: академики протаскивают в РАН своих детей

 

 

Кумовство в РАН мешает восстановлению интеллектуальной элиты

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Поделиться: